Почему и как мы становится безвольными слабыми?

Почему и как мы становится безвольными слабыми? Что значит принять решение? Коротко это означает необходимость сделать выбор из имеющихся альтернатив. Но имеем ли мы альтернативы, когда все вокруг нас ненавязчиво простроено так, что практически нет альтернативы, есть линейное влияние, требование следовать стандартам, которые навязчиво присутствуют во всем.

клоныВ рекламе, в фильмах на одну и ту же тему «быть любой ценой сильным», во мнении окружающих, которые уже успешно впитали в себя и активно, а порой и агрессивно заставляют следовать тому, что что стало частью их. Они, впитавшие, далеко не уверены в правильности, но думать им уже нечем, они умеют только копировать и подражать. Чтобы убедить себя в правильности того, что они умно поступила, отказавшись от свободы и независимости, они вовлекают в свое бессилие других. Они навязывают окружающим единственный путь решения проблемы. Тот путь, который стал их привычкой думать, воспринимать, действовать.
Мы, великодушные и «хорошо» воспитанные, стараясь «не обидеть и не разочаровать», предпочитаем промолчать там, где молчать нельзя. Так постепенно, отказываясь от спора, от высказывания собственного мнения, чтобы не оказаться «белой вороной», мы  теряем себя, свое «Я». Сначала на уровне слов, вербального общения, мы незаметно вселяем в себя вирус чужой программы и не ощущаем дискомфорта по простой причине того, что якобы мы здорово совпадаем со временем: мы модны, актуальны, востребованы, мы в тусовке. 
Страх одиночества заставляет нас цепляться за мнение со стороны. Страх бедности заставляет нас  идти на компромиссы, бесконечные компромиссы с собственной совестью; постепенно мы перестаем понимать значение самого слова «совесть».  Мы срослись с устойчивостью  восприятия шаблона «бедненький ты, несчастненький». Бедность как несчастье, следовательно, счастье – это не бедность. Мало кто задумывается о внутреннем богатстве, если только не богатстве набитого икрой и выпивкой кишечника. Никто не задумывается, сидя в туалете, что все его богатство, обмененное  на время каторжной работы, выходит в унитаз и смывается водой, заставляя его опять набивать себя хламом чужих стандартов вымышленного богатства.  Мы переносим ответственность за свою жизнь на других: так модно, он или она умнее, так принято, это проверено. Мы лишаем себя выбора, мы отказываемся от свободы, думая, что мы что-то выбираем, и по-прежнему грезя о свободе, бессознательно ощущая, что что-то не так. Но что?
Мало кто решится остановиться и подумать над тем, что не так, что раздражает, почему нет ощущения уверенности в себе. Большинство предпочитает кинуться в интернет в поисках тренингов по развитию уверенности в себе. Уверенность часто преподносится и трактуется как хамство или грубость по отношению к внешнему миру. Идти по костям, быть волком-одиночкой, мыслить себя Бэтмэном, создавать образ стервы на шпильках … Такую уверенность легче продать и на такой трактовке легче заработать, понимая, что слабые ищут «волшебную таблетку» или «шаманское заклинание». По сути их интересует только обложка модного журнала, содержание ограничивается просмотром картинок. Буквы утомляют.
Картинки строго выверены, строятся на принципе Павловских собак пустить слюну при виде пищи. Для худых, которые бояться даже смотреть на пищу, другую ловушку нашли – удовольствие бесконечного секса.  Кости и отсутствие груди или намека на нее декларируется  как крутая сексуальность! Что такого не бывает на практике и в реальной жизни людей, а не крыс,  знают только специалисты, но их в журналы не приглашают, чтобы не разрушить легенду.

Мало кто знает, как закончилась жизнь той самой лабораторной крысы, которая упрямо раздражала только центр удовольствия, бесконечно нажимая на клавишу в погоне за новым «расслабоном». Смертью. Смертью от голода.  Мозг отказался от малейшей нагрузки поиска альтернативы.


СильныеЕсть ли альтернатива? Есть и есть истинно разумные, негипнабельные смельчаки, которые способны бросить вызов сегодня. Их  сила проявится в будущем, которое будет принадлежать им до их глубокой и счастливой старости в кругу здоровых и сильных друзей.